УСЛУГА VS ПРИСЛУГА?

Автор: Колпинский Михаил Сергеевич, хирург-стоматолог, Санкт-Петербург

Услуги или прислуга?

Дискуссии между врачами и пациентами о сути лечебного процесса не умолкали никогда, но в последнее время стали особенно актуальными.

Спорящие стороны смотрят на проблему в целом и ее частные аспекты с принципиально разных «углов зрения». В результате часто возникает ситуация взаимного недопонимания, усугубляющегося целым рядом «внешних» социальных факторов, во многом связанных с той социально-экономический средой, в которой сегодня разворачивается коммуникация врачей и пациентов. Увы, но именно эта среда формирует негативное отношение участников лечебного процесса друг к другу (и он уже достиг такого уровня, что впору говорить о коллапсе продуктивного взаимодействия между сторонами). Эскалацию конфликта не остановить, если не ответить на самый главный вопрос: что представляет собой труд врача и как к нему (и к труду, и к врачу) следует относиться?

Как раньше

Работа врача, как и любая другая деятельность, связанная с человеческим фактором, несет риск преждевременного выгорания личности (и соответственно износу ее «физической оболочки»).

Несмотря на все общественно-политические перипетии в родном отечестве в последние несколько десятилетий, отношение к медикам до последнего времени оставалось уважительным, а медицина в целом воспринималась как сфера глубоко почитаемая и государством, и народом. Сейчас трудно понять, что в большей степени поддерживало подобное отношение: жесткие идеологические рамки или общечеловеческие понятия и принципы, о которых сегодня принято вспоминать исключительно с теплой ностальгией. К сожалению, в бешеном темпе современной жизни почти не осталось места тому, на чем собственно и держится мир, – искренней доброте, взаимопониманию между совершенно разными людьми, взаимодоверию и подчас бескорыстной самоотдаче. А ведь именно эти личностные качествам присущи (ну или по крайней мере должны быть присущи) в первую очередь тем, кто выбрал путь служения медицине.

Идеализируя жизненный уклад социалистического периода, возможно, я несколько кривлю душой, словно не замечая негативных моментов тех времен. Но у этого «незамечания» есть объяснение: мы, «люди из семидесятых», таким образом пытаемся отчасти реабилитировать не только свое прошлое, но и все то, что в те времена было присуще искусству врачевания в целом и советской медицине в частности. А присуще ей было очень многое. Несмотря на практически полную социальную изоляцию и крайне скудную по сравнению с остальными странами материально-техническую базу, медицина советской эпохи смогла дать СССР и всему миру целый ряд выдающихся открытий и изобретений, являющихся неотъемлемой составляющей нашей лечебной деятельности и по сей день.

Работа врача, как любая деятельность, связанная с человеческим фактором, несет риск преждевременного выгорания личности

Конечно, и тогда были перегибы: спускаемые сверху и исходящие с мест директивы, и пресловутый административный ресурс, душивший творческие порывы и смелые научные идеи.

Но при этом человечность и отсутствие корысти, в значительной степени определявшие облик советского врача, были той силой, что позволяла отрасли не только сохранять некую стабильность, но и поступательно двигаться к поставленным целям, несмотря на политические препоны. Ну и, безусловно, нельзя не учитывать неиссякаемый творческий потенциал великой плеяды ученых, многие из которых, даже попадая в опалу за инакомыслие, продолжали неустанно трудиться. Благодаря этим людям, никогда не бросавшим свой «вечный поиск», возникли знаменитые научные школы. Их базисные постулаты до сих пор лежат в основе огромного количества методик лечения самых разных заболеваний.

В те времена при формировании отношения пациента к тому или иному врачу (и врачей к самим себе) никакой принципиальной роли не играли специализация, стаж и абстрактный «уровень профессионализма». Гораздо важнее был внутренний моральный потенциал врача и как специалиста, и как человека. Именно этот потенциал и глубина его реализации в конечном счете определяли роль врача в конкретном лечебном процессе и эффективность работы в целом.

Таким образом, оказывается, что ответ на вопрос о сути врачебной деятельности очень прост: «доктор лечит». И никак иначе.

Железным аргументом в пользу перемен стал призыв к равнению на систему здравоохранения развитых капстран

Определения «доктор лечит», «доктор оказывает помощь» и даже обобщенное «доктор помогает» совершенно очевидны и не вызывают нареканий ни у врачей, ни у их благодарных пациентов. «Благодарные» вставлено тут не ради красного словца. Несмотря на приобретенный в последнее время популистский оттенок, оно, в целом, отражало и отражает суть взаимодействия тех, кто лечит, и тех, кто это лечение получает.

Причем в основе этого взаимодействия – некая коллективно найденная точка соприкосновения, представленная такими понятиями, как истинное взаимоуважение и взаимопонимание. Чтобы убедиться в существовании этой самой «точки», достаточно посмотреть, как ведут себя на приеме адекватные и вежливые пожилые пациенты. Они, воспитанные в духе уважения к людям, от которых зависит их здоровье, а подчас и жизнь, никогда не позволят себе обращаться к врачу формально и уж тем более надменно и пренебрежительно. Их благодарность нельзя измерить: она исходит из глубины души, от чистого сердца, и поэтому ценится особенно высоко.

Как сейчас

Что же случилось с нашей медициной на стыке двух эпох, а точней – в момент фундаментальной смены социального строя? Самым первым, чего потребовали новые времена, оказалась радикальная перестройка материально-технической базы всей медицинской сферы. Железным аргументом в пользу перемен стал призыв к равнению на систему здравоохранения, существующую в развитых капиталистических странах – впрочем, эта тенденция захлестнула тогда не только медицину. И сразу же были допущены две роковые ошибки.

Перестройка структуры началась без учета состояния экономики и без предварительного просчета возможных рисков. Никто не подумал, что медицина такой огромной страны просто не может в одночасье стать самоокупаемой: для этого требовались изначальные финансовые вливания.

Еще один «провал» заключался в полном игнорировании ментальности наших граждан, не одно поколение которых выросло на так называемой «бесплатной» медицине советского образца. А времени на адаптацию – как на социальную, так и на экономическую – никто не дал и давать не собирался.

В одночасье все нас окружающее получило численно измеряемую цену. И цена за оказание медицинской помощи далеко не всегда гарантировала ее качество. Поставленная во главу угла тотальная коммерциализация многих лечебных подразделов (главенствующую роль среди которых заняла амбулаторная стоматология) нередко перечеркивала не только верную последовательность выполнения того или иного протокола, но в некоторых случаях и здравый смысл при планировании и осуществлении самого вмешательства. Это нередко приводило к серьезным, а подчас и к фатальным последствиям для пациента.

К настоящему моменту амбулаторная стоматология шагнула далеко вперед и лечение приобрело достаточно цивилизованные формы, но «ценовая градация» отношения к людям прочно вжилась в политику не только коммерческих, но и государственных лечебных стоматологических учреждений. В последних она зачастую навязывается сотрудниками страховых компаний – коммерческих структур, далеко не всегда компетентных и по определению заинтересованных в получении максимальной прибыли.

В результате всех этих катаклизмов в практику многих врачей вошло противоречивое и вызывающее жесткие дебаты понятие «медицинская услуга», вытеснив при этом внятное и прямое обозначение работы доктора – «оказание медицинской помощи». Понятие, применимое в большей степени к сфере обслуживания, вопреки здравому смыслу «внедрили» в лечебную практику – структуру нестандартную, порой требующую творческого подхода (особенно с учетом нестабильного, а иногда и неадекватного ценообразования на лечебные манипуляции).

Фокусировка внимания на «услуге» привела к политике порочной стандартизации во многих клинических дисциплинах – наиболее показательно это проявилось опять же в стоматологической практике. Надо ли говорить, что доступность квалифицированной стоматологической помощи для огромного числа нуждающихся от этого только понизилась? И дело тут даже не в отсутствии у населения «живых денег» для платы врачу. Подобная ситуация ярко показывает, сколь несостоятельны сегодня страховые институты при оказании медицинской помощи так называемого второго порядка, то есть не связанные с немедленным устранением проблем по жизненным показаниям.

В результате в многострадальной стоматологии (хотя и не только там) произошло разделение пациентов на «платных» и «бесплатных» – причем последние, нередко неплохо осведомленные об источниках финансирования и количестве средств, выделяемых на их лечение, совершенно справедливо требуют к себе соответствующего подхода со стороны лечащего врача.

Услуги или прислуга?

В ситуации, когда деньги определяют отношение, любое взаимодействие между врачом и пациентом будет регламентироваться исключительно принципом «кто платит, тот и музыку заказывает». Это совершенно неприменимо к любому лечебному процессу! Разрушительные последствия подобной практики скажутся, в первую очередь, на самом пациенте, поскольку требовать квалифицированной помощи от образованного и эрудированного человека, низведенного в ранг «прислуги», крайне неэтично и непорядочно. Результат лечения следует ждать только тогда, когда ничем не ущемленный специалист может в полной мере проявить свой потенциал, неся персональную ответственность и перед пациентом, и перед своей совестью. Причем все решения такого клинициста изначально не должны обременяться издержками административного ресурса – той самой финансовой «кабалой», которая одинаково негативно влияет и на пациента, и на врача и в конце концов приводит к разрушению общей концепции всего лечебного процесса.

Пассивная позиция способствует тотальной дискредитации самих себя и как специалистов, и как людей

Следует признать, что немалая доля вины за происходящее ложится и на нас – рядовых медиков. Зачастую пассивная позиция и нежелание взглянуть на себя со стороны способствуют тотальной дискредитации самих себя не только как специалистов, но и как людей. Поэтому далеко не всегда фразу, бичом стегающую наше самолюбие, – «Вы нам должны…» – стоит воспринимать так, как мы это делаем сейчас.

Мы не рабы, рабы - немы

Ссутулившаяся фигура, шаркающая походка, тусклый, ничего не выражающий взгляд. И услужливо изогнутая спина – выражение некого, незнакомого доселе, воистину рабского подобострастия перед неумолимым натиском столь чуждой нам бесчеловечной системы холодных и расчетливых отношений в некогда самой гуманной профессии в мире. Наверное, в этом печальном «портрете современного медика» и стоит искать ответ на вопрос, почему же профессиональное выгорание в последнее время стало столь ранним и необратимым.


журнал здоровых идей